Preview

Тихоокеанский медицинский журнал

Расширенный поиск

Эпидемиологическая характеристика рака щитовидной железы у жителей восточных регионов Российской Федерации

https://doi.org/10.34215/1609-1175-2022-4-63-71

Полный текст:

Аннотация

Цель: оценка территориальных особенностей основных показателей заболеваемости и смертности при раке щитовидной железы (РЩЖ) у жителей восточных регионов Российской Федерации (2008–2020 гг.).

Материалы и методы. В работе использованы данные по заболеваемости и смертности, отчетные формы статистического учета онкологических больных и регламентирующие документы вышестоящих организаций, информация о наблюдениях за динамикой изменений в цифровых значениях показателей исследуемой патологии.

Результаты. В 2020 г. в ДФО зарегистрировано 548 новых случаев злокачественных новообразований щитовидной железы, что на 84,0% больше, чем в 2008 г. (298 чел.). Максимальное число заболевших приходилось на возрастную группу 40–60 лет. Увеличилось количество пациентов с I–II стадиями (84,1%) онкопроцесса с одновременным снижением числа пациентов с запущенными формами заболевания (15,5%). Количество пациентов с РЩЖ, выявленных при профилактических осмотрах, составило 35,9% (2008 г. – 16,0%). Снизилась летальность на первом году с момента установления диагноза до 3,3% (2008 г. – 7,3%), оставаясь в то же время на цифрах, которые не дают возможности охарактеризовать медицинскую помощь онкологическим больным как адекватную требуемым запросам времени. Морфологическое подтверждение диагноза представлено несколько большими цифровыми значениями (98,7%) в сравнении со среднереспубликанскими показателями (98,5%). Удельный вес больных, состоящих на учете 5 и более лет (66,8%), оказался ниже среднероссийского (69,4%). Обозначено качество деятельности онкологической службы по индексу достоверности учета, который ни в одной из территорий, образующих ДФО, в отчетном году не поднимался выше 0,11.

Заключение. Возрастающее количество больных со злокачественными новообразованиями на территории Дальнего Востока(2008–2020 гг.) сопровождалось высоким уровнем стандартизованных показателей ежегодного увеличения заболеваемости раком щитовидной железы у мужского и женского населения с неоднозначными цифровыми значениями смертности (прирост/убыль у мужчин: –50,0%; у женщин: + 29,0%).

Для цитирования:


Гордиенко В.П., Побережский А.В. Эпидемиологическая характеристика рака щитовидной железы у жителей восточных регионов Российской Федерации. Тихоокеанский медицинский журнал. 2022;(4):63-71. https://doi.org/10.34215/1609-1175-2022-4-63-71

For citation:


Gordienko V.P., Poberezhestsky A.V. Thyroid cancer in the Far Eastern Federal District of Russia. Pacific Medical Journal. 2022;(4):63-71. (In Russ.) https://doi.org/10.34215/1609-1175-2022-4-63-71

В 2020 году в Российской Федерации (РФ) выявлено 556 036 новых случаев злокачественных новообразований (ЗНО). Убыль данного показателя по сравнению с 2019 г. (640 391) составила 13,2%. В территориальных специализированных онкологических учреждениях под диспансерным наблюдением находились 3 973 295 пациентов (2008 г. – 2 607 223 чел.). Причиной смерти ЗНО в 2020 г. стали у 291 461 человека (2008 г. – 286 628 чел.). Снижение числа умерших в РФ в период 1993–2008 гг. (-4,9%) в 2008–2020 гг. сопровождалось повышением цифровых значений этого показателя на 1,7% [1][2].

В общей структуре онкологической заболеваемости рак щитовидной железы (РЩЖ) в 2020 г. составил 2,1% (2019 г. – 2,2%; 2008 г. – 1,8%), что подтверждает постоянный рост числа больных с этой патологией в последние годы с соотношением 4,7 : 1 между женским и мужским населением страны [3][4]. Аналогичная картина характерна и для восточных регионов РФ, являющихся эндемичными по распространению РЩЖ. Избыточное влияние на организм канцерогенных и модифицирующих факторов окружающей среды, а также ряд климатогеографических особенностей характерных для каждого региона ДФО совместно с геохимическими факторами (как природного, так и техногенного характера) могут провоцировать развитие онкоэпидемиологических процессов и, следовательно, являться этиологическими причинами ЗНО у человека [5–9].

Целью настоящей работы явилась научная оценка территориальных особенностей основных показателей заболеваемости и смертности при РЩЖ у жителей восточных регионов Российской Федерации.

Материалы и методы

Изучалась динамика показателей заболеваемости и смертности больных с онкологической патологией в соответствии с Международной статистической классификацией болезней десятого пересмотра [10], форма № 7 «Сведения о ЗНО» по региону и его административным территориям за 2008–2020 гг. и годовые отчеты ЛПУ отдельных регионов. В качестве объекта для сопоставления данных использовались публикуемые в открытом доступе официальные справочные материалы МНИОИ им. П.А. Герцена, информация Федеральной службы государственной статистики [11] и регламентирующие документы МЗ РФ, интерпретируемые авторами с учетом собственных предложений по совершенствованию онкологической помощи населению на территориях отдельно взятых регионов Российской Федерации [12]. Изучался показатель отношения смертности и заболеваемости (индекс достоверности учета – ИДУ), дающий возможность получения более точной информации о состоянии медицинской помощи онкологическим больным на любой территории [13]. В ретроспективном анализе осуществлен расчет относительных и средних величин. Полученные результаты были обработаны с помощью стандартных программ в системе Excel и Statistica 10 с использованием информационных технологий онкологической статистики, предложенных В.М. Мерабишвили [14].

Результаты

В ДФО количество первично учтенных случаев ЗНО с 2008 г. (19 846 чел.) увеличилось к 2020 г. (29 289 чел.) на 47,6%, а ушедших из жизни онкологических больных за этот промежуток времени (2020 г. – 16 054; 2008 г. – 11 605 чел.) стало больше на 38,3%. РЩЖ регистрировался в 95 случаях у мужчин («грубый» показатель – 2,43о/оооо, стандартизованный (мировой стандарт) – 1,95о/оооо) и в 453 случаях у женщин («грубый» показатель – 10,69о/оооо, стандартизованный – 7,54о/оооо). Соотношение между женщинами и мужчинами 4,8 : 1. Динамика абсолютных, интенсивных («грубых») ис тандартизованных показателей заболеваемости населения ДФО РЩЖ с 2008 по 2020 г. показала постоянный рост числа заболевших как среди мужчин, так и среди женщин (табл. 1).

Таблица 1

Динамика заболеваемости населения ДФО (С 73)

Показатель

Мужчины

Женщины

Год

абс.

Показатель на 100 тыс.

абс.

Показатель на 100 тыс.

«грубый»

стандартизованный

«грубый»

стандартизованный

2008 г.

57

1,83

1,57

241

7,17

5,09

2012 г.

65

2,16

1,77

296

9,10

6,15

2015 г.

53

1,78

1,39

388

12,06

8,45

2019 г.

113

2,88

2,25

628

14,76

10,30

2020 г.

95

2,43

1,95

453

10,69

7,54

Среднее арифмет М =

76,6

2,22

1,79

401,2

10,76

7,506

Ошибка ср. арифмет. m =

11,7

0,203

0,15

67,46

1,30

0,904

Стандарт. откл (сигма) s =

26,17

0,46

0,33

150,85

2,88

2,023

Прирост/убыль, %

+66,7

+32,8

+24,2

+87,9

+49,1

+48,1

Среднегодовой прирост/убыль, %

+5,13

+2,52

+1,86

+6,76

+3,78

+3,70

РЩЖ отмечен во всех территориальных образованиях ДФО с наибольшими стандартизованными (мировой стандарт) значениями в Камчатском (6,81о/оооо; 2008 г. – 5,87о/оооо) и Забайкальском (5,95о/оооо; 2008 г. – 5,75 о/оооо) краях. Низкие показатели регистрировались в Республике Якутия (2,26о/оооо; 2008 г. – 4,20о/оооо) и в Еврейской автономной области (3,87о/оооо; 2008 г. – 4,54о/оооо ). Около 6,5% больных находились в возрасте 60 лет и старше. Смертность от РЩЖ в ДФО представлена более высоким уровнем стандартизованных показателей в Чукотском автономном округе (1,63о/оооо) и вРеспублике Бурятия (0,44о/оооо) (табл. 2).

Таблица 2

Заболеваемость и смертность (стандартизованные показатели). Индекс достоверности учета (ИДУ) в ДФО (С 73)

Территория

Заболеваемость

Смертность

Индекс достоверности учета

2008 г.

2020 г.

2020 г.

2020 г.

всего

мужчины

женщины

всего

мужчины

женщины

всего

мужчины

женщины

всего

мужчины

женщины

Приморский край

1,72

0,88

2,35

5,82

1,05

7,54

0,37

0,25

0,40

0,06

0,02

0,05

Хабаровский край

3,79

1,93

5,21

4,37

1,52

6,63

0,23

0,00

0,33

0,05

0,00

0,05

Амурская область

2,92

1,03

4,47

4,15

0,69

7,12

0,32

0,00

0,57

0,08

0,00

0,08

Камчатский край

5,87

3,41

8,09

6,81

2,71

10,89

0,19

0,00

0,27

0,03

0,00

0,02

Магаданская область

5,05

2,84

6,31

5,63

1,91

9,61

0,42

1,16

0,00

0,07

0,61

0,00

Сахалинская область

6,66

1,82

11,09

5,19

1,54

8,52

0,37

0,30

0,36

0,07

0,19

0,04

Забайкальский край

5,75

1,78

8,99

5,95

2,36

8,95

0,24

0,29

0,20

0,04

0,12

0,02

Чукотский автономный округ

10,46

8,86

12,44

4,85

5,29

4,141

1,63

0,00

2,89

0,34

0,00

0,70

Республика Бурятия

2,06

1,05

2,83

5,46

1,90

8,47

0,44

0,16

0,63

0,08

0,08

0,07

Республика Саха (Якутия)

4,20

1,54

6,28

2,26

1,77

2,82

0,24

0,16

0,27

0,11

0,09

0,10

Еврейская авт. обл

4,54

1,71

6,80

3,87

0,92

6,11

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

ДФО

3,50

1,57

5,09

4,94

1,95

7,54

0,32

0,18

0,40

0,06

0,09

0,05

Россия

4,63

1,71

7,03

5,52

2,21

8,37

0,30

0,27

0,32

0,05

0,12

0,04

Разработка эффективных противораковых мероприятий органами практического здравоохранения основывается на достоверной информации, полученной при первичном обращении за медицинской помощью, которая дает возможность оценить распространенность болезни и выставить соответствующую стадию заболевания, в зависимости от чего будет планироваться тактика и стратегия лечения конкретного пациента. Этому требованию отвечает индекс достоверности учета (ИДУ), который определяется соотношением числа умерших к числу заболевших ЗНО (табл. 2). В ДФО в исследуемом периоде показатели ИДУ снижались среди лиц обоего пола до 0,06 (2008 г. – 0,10), тогда как в РФ подобное снижение цифровых значений ИДУ соответствовало 0,05 (2008 г. – 0,10), практически без существенных отличий от показателей в восточных регионах страны (табл. 3). Наиболее выраженное снижение ИДУ отмечено в Камчатском (0,03) и Забайкальском (0,04) краях. Более высокие показатели отмечаются в Чукотском автономном округе (0,34) и в Республике (Саха) Якутия (0,11).

Таблица 3

Динамика ИДУ (индекс достоверности учета). Россия (оба пола) (С 73)

Годы

ЦФО

СЗФО

ЮФО

СКФО

РК

ПФО

УФО

СФО

ДФО

РФ

2012

0,09

0,09

0,14

0,16

-

0,10

0,09

0,07

0,10

0,10

2013

0,08

0,07

0,07

0,12

-

0,09

0,07

0,08

0,12

0,07

2017

0,06

0,05

0,06

0,10

0,14

0,07

0,08

0,06

0,08

0,06

2018

0,05

0,04

0,08

0,05

0,09

0,09

0,06

0,05

0,08

0,06

2019

0,05

0,04

0,04

0,05

0,08

0,04

0,05

0,05

0,07

0,05

2020

0,08

0,08

0,07

0,08

0,07

0,06

0,08

0,07

0,06

0,05

Примечание: ЦФО – Центральный федеральный округ; СЗФО – Северо-Западный федеральный округ; ЮФО – Южный федеральный округ; СКФО – Северо-Кавказский федеральный округ; РК – Республика Крым; ПФО – Приволжский федеральный округ; УФО – Уральский федеральный округ; СФО – Сибирский федеральный округ; ДФО – Дальневосточный федеральный округ.

Более ста лет назад основной в работе советского практического здравоохранения была признана профилактическая составляющая, одним из важнейших разделов которой, и по настоящее время, является активное выявление злокачественных новообразований на ранних этапах их развития. Анализ работы первичного звена здравоохранения по активному выявлению РЩЖ на территории ДФО в 2020 г. показал разброс числа выявленных больных от 10% в Магаданской области до 51,4% в Забайкальском крае (табл. 4). Во всех регионах отмечен динамический рост цифровых значений в исследуемом периоде времени, закрепленный в показателях по ДФО (2020 г. – 35,9%; 2008 г. – 18,0%) и по РФ (2020 г. – 34,0%; 2008 г. – 17,4%).

Таблица 4

Показатели активного выявления ЗНО (С 73)

Территория

Выявлены активно, %

2008 г.

2012 г.

2016 г.

2019 г.

2020 г.

Приморский край

19,0

13,8

14,4

45,3

40,0

Хабаровский край

10,0

18,2

15,8

30,1

24,7

Амурская область

25,0

28,0

31,3

29,3

45,0

Камчатский край

0,00

14,3

71,4

34,1

44,0

Магаданская область

0,00

15,4

33,3

35,0

10,0

Сахалинская область

23,9

21,7

41,4

36,4

22,9

Забайкальский край

26,3

25,4

23,3

56,7

51,4

Чукотский автономный округ

50,0

100,0

33,3

100,0

50,0

Республика Бурятия

8,7

13,6

31,3

24,2

34,4

Республика Саха (Якутия)

20,0

10,0

24,1

22,6

18,2

Еврейская авт. обл.

0,00

0,00

0,00

37,5

0,00

ДФО

16,0

18,5

26,7

38,4

35,9

Россия

17,4

19,2

29,3

35,2

34,0

Прогноз и качество жизни онкологических пациентов зависят от обозначенных выше мероприятий, так как они лежат в основе выявления болезни на начальных стадиях, с возможностью выбора методов лечения (табл. 5). Если в 2008 г. с I–II стадиями заболевания выявлялось 71,3% пациентов РЩЖ, то в 2020 г. их стало 84,1%. Значительно снизилась запущенность данной локализации ЗНО (III cт. – 2020 г. – 9,0%, 2008 г. – 13,8%; IV ст. – 2020 г. – 6,5%, 2008 г. – 11,6%). Существенно уменьшилось число пациентов с неустановленной стадией злокачественного процесса (2020 г. – 0,4%; 2008 г. – 3,3%).

Таблица 5

Динамика распределения случаев ЗНО по стадиям заболевания (С 73)

Год

Дальневосточный федеральный округ

I–II

III

IV

Не установлена

Всего

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

2008

196

71,3

38

13,8

32

11,6

9

3,3

275

100

2012

264

74,8

43

12,2

45

12,7

1

0,3

353

100

2016

336

77,2

49

11,3

36

8,3

14

3,2

435

100

2019

566

77,1

105

14,3

48

6,5

15

2,0

734

100

2020

456

84,1

49

9,0

35

6,5

2

0,4

542

100

Одногодичная и общая летальность, тяжесть заболевания, прослеживаемость течения болезни дают возможность оценить состояние онкологической помощи населению ДФО с использованием показателя индекса накопления контингентов (ИНК), который в 2020 г. составил на 100 тыс. проживающих в восточных регионах РФ 103,4 против 44,6 в 2008 г. (табл. 6). Абсолютное число находящихся на учете наконец года за 13 лет увеличилось в 2,8 раза, а ИНК вырос с 10,5 в 2008 г., до 17,3 – в 2020 г. с максимальным приближением к российскому показателю (17,8). Абсолютная численность контингентов больных раком щитовидной железы увеличилась с 2998 (2008 г.) до 8457 человек (2020 г.).

Таблица 6

Индекс накопления контингентов (ИНК) больных с ЗНО (С 73)

Показатель

Дальневосточный федеральный округ

РФ

2008 г.

2011 г.

2012 г.

2015 г.

2019 г.

2020 г.

2020 г.

ИНК

10,5

10,4

11,0

12,0

12,4

17,3

17,8

Количество случаев

абс.

2998

34,75

3751

4894

8181

8457

183495

на 100 тыс.

44,6

54,0

59,8

78,9

99,7

103,4

125,0

Большое количество модификаций в подборе соответствующего лечения ЗНО в настоящее время обусловлено морфологической характеристикой клеточного строения каждого опухолевого образования с обязательной их паспортизацией и указанием не только хорошо известных, но и редких «драйвер-мутаций» для использования таргетной терапии при проведении лекарственного лечения. Достаточно высокий уровень надежности и качества морфологически подтвержденных диагнозов на территории ДФО в 2020 г. дает возможность определять тактику и стратегию в оказании специализированной медицинской помощи пациентам РЩЖ (табл. 7), число которых с 2008 г. (298 чел.) увеличилось в 1,8 раза (2020 г. – 548 чел.). В исследуемом периоде времени в лучшую сторону изменилось и процентное соотношение этого показателя (2020 г. – 98,7%, РФ – 98,5%; 2008 г. – 92,3%). Как свидетельство недостаточно высокого качества специализированной помощи пациентам с визуальной локализацией опухоли следует рассматривать уровень подобных исследований в Приморском крае (93,7%).

Таблица 7

Динамика удельного веса морфологически подтвержденных диагнозов (С 73)

Пол

Дальневосточный федеральный округ

2008 г.

2012 г.

2016 г.

2019 г.

2020 г. *

абс.

МПД

абс.

МПД

абс.

МПД

абс.

МПД

абс.

МПД

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

абс.

%

Оба пола

298

275

92,3

361

353

97,8

441

435

98,6

741

734

99,2

548

542

98,7

Мужчины

57

53

93,0

65

64

98,5

53

52

98,1

113

111

98,2

95

94

98,9

Женщины

241

222

92,1

296

289

97,6

388

353

99,7

628

623

99,2

453

448

98,9

* В Российской Федерации ЗНО щитовидной железы – 98,5%.

Недостаточная работа первичного звена здравоохранения по активному выявлению ранних форм ЗНО щитовидной железы в ДФО не дает возможности даже при наличии 84,1% больных с I–II стадиями заболевания, технической оснащенности и лекарственной обеспеченности новых методологических подходов к лечению онкологической патологии существенно улучшить показатели удельного веса больных, состоящих на учете 5 и более лет (66,8%, РФ – 69,4%), что возможно объяснить низким уровнем подготовленности врачей общей лечебной сети к работе с онкологическими пациентами на современном уровне, а также отсутствием врачей онкологов во многих лечебных учреждениях на территории Дальнего Востока. Более 30% пациентов РЩЖ уходят из жизни, не прожив и 5 лет (табл. 8).

В структуре увеличивающейся смертности населения Российской Федерации РЩЖ в 2020 г. составлял 0,32% от всех ЗНО. Среди мужчин смертность от этой патологии была равна 0,18%, тогда как у женщин – 0,49%, т. е. в 2,7 раза выше.

Таблица 8

Удельный вес пациентов, состоявших на учете 5 лет и более (С 73)

Показатель

Дальневосточный федеральный округ

РФ

2008 г.

2012 г.

2016 г.

2019 г.

2020 г.

2020 г.

Количество пациентов

%

58,8

60,4

63,7

65,8

66,8

69,4

абс.

1704

2267

3118

5381

5653

127352

С 2012 по 2020 г. на территории восточных регионов России от злокачественных новообразований умерло 131 106 человек (мужчин – 70 074, женщин – 61 032). Среди всех ушедших из жизни от ЗНО на РЩЖ в общей структуре смертности приходилось 0,35% (мужчины – 0,20%, женщины – 0,52%). Наиболее благоприятные показатели по смертности от РЩЖ в 2020 г. отмечены в Камчатском (0,19 о/оооо) и Хабаровском (0,23 о/оооо) краях. Динамика всех показателей смертности от РЩЖ определялась неоднозначными цифровыми значениями (табл. 9). Если у мужского населения общий прирост/убыль за время исследования имел отрицательный баланс по всем трем составляющим (-50,0%, -38,8%, -30,0%), то число умерших женщин от этой патологии в абсолютных (+100%), интенсивных (+54,5%) и стандартизованных (+29,0%) значениях указывает на постоянное и стойкое увеличение их количества. За период наблюдения на территории ДФО от ЗНО щитовидной железы умерло 454 человека (мужчин – 139; женщин – 315). Некоторые изменения в количестве умерших в разные временные отрезки не отразились на результатах общего и среднегодового уровней прироста/убыли.

Таблица 9

Динамика смертности населения ДВФО от рака щитовидной железы (С 73)

Показатель

Мужчины

Женщины

Год

абс.

Показатель на 100 тыс.

абс.

Показатель на 100 тыс.

«грубый»

стандартизованный

«грубый»

стандартизованный

2012

20

0,67

0,60

18

0,55

0,31

2014

20

0,67

0,55

25

0,77

0,42

2016

10

0,34

0,28

27

0,84

0,39

2019

15

0,38

0,30

43

1,01

0,51

2020

10

0,26

0,18

36

0,85

0,40

Среднее арифметич. M=

15,0

0,46

0,382

29,8

0,804

0,41

Ошибка ср. арифм. m =

2,23

0,086

0,081

4,37

0,075

0,032

Стандарт. откл.(сигма) s=

5,00

0,193

0,183

9,78

0,17

0,072

Прирост/убыль, %

-50,0

-38,8

-30,0

+100,0

+54,5

+29,0

Среднегодовой прирост/убыль, %

-3,84

-2,98

-2,31

+7,69

+4,19

+2,23

Летальность на первом году с момента постановки диагноза у больных раком щитовидной железы характеризовалась общей тенденцией к снижению показателей с 2008 г. с некоторыми колебаниями цифровых значений во всех регионах ДФО (табл. 10).

Таблица 10

Динамика показателей летальности (%) на первом году с момента установления диагноза рака щитовидной железы (С 73) в территориальных образованиях ДФО

Территория

Летальность, %

2008 г.

2012 г.

2016 г.

2019 г.

2020 г.

Приморский край

10,2

7,3

4,0

2,0

2,2

Хабаровский край

11,1

7,5

15,0

4,3

4,8

Амурская область

7,1

0,0

4,3

11,5

3,4

Камчатский край

0,0

2,9

3,1

2,9

2,4

Магаданская область

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Сахалинская область

2,7

2,9

6,9

2,6

2,3

Забайкальский край

3,2

3,3

1,2

4,2

4,8

Чукотский автономный округ

0,0

0,0

0,0

0,0

0,0

Республика Бурятия

3,0

14,7

8,7

6,6

3,0

Республика Саха (Якутия)

14,0

13,2

2,1

4,7

3,8

Еврейская АО

0,0

0,0

50,1

0,0

12,5

ДФО

7,3

5,7

5,7

4,2

3,3

Россия

6,0

4,4

4,1

3,0

2,6

Предельные уровни одногодичной смертности зарегистрированы в 2020 г. в Еврейской автономной области – 12,5% (РФ – 2,6%; ДФО – 3,3%). Высокая смертность от рака щитовидной железы в течение первого года отмечена в Хабаровском и Забайкальском краях (по 4,8%). Наилучшие результаты по этому разделу статистической отчетности, соответствующие среднероссийскому уровню регистрировались в Приморском крае (2,2%), Сахалинской области (2,3%) и Камчатском крае (2,4%). Сравнение с регионами РФ показало, что показатели смертности на первом году с момента установления диагноза рака щитовидной железы на Дальнем Востоке выглядят лучше только в сопоставлении с Республикой Крым (2020 г. – 3,7%) начиная с 2016 г. (табл. 11).

Таблица 11

Летальность (%)на первом году с момента установления диагноза рака щитовидной железы (С 73) в регионах России

Годы

Центр. ФО

Северо-Запад. ФО

Южный

ФО

Северо-Кавказ. ФО

Крымский ФО

Приволжский ФО

Уральский

ФО

Сибирский ФО

ДФО

РФ

2008

6,1

6,0

6,0

-

-

7,0

5,2

5,1

7,3

6,0

2012

4,3

4,0

3,6

4,8

-

5,8

4,0

4,1

5,7

4,4

2016

3,5

3,4

4,4

4,5

11,0

6,1

3,7

3,3

5,7

4,1

2019

3,2

2,0

3,4

2,9

4,8

3,7

2,8

2,3

4,2

3,0

2020

2,5

2,2

2,6

2,1

3,7

3,1

3,2

2,3

3,3

2,6

Показатели отношения цифровых значений одногодичной летальности отчетного года и запущенности (IV стадия) предыдущего отчетного года у пациентов РЩЖ выглядят наиболее благоприятными относительно ведущих локализаций ЗНО, т. к. находятся ближе других к желаемому – «0», что может свидетельствовать в период 2008–2020 гг. о снижении частоты ошибок в определении распространенности опухолевого процесса при первичном обращении больного за медицинской помощью (табл. 12). Не могут считаться благополучными Республика Бурятия (1,03) и Еврейская автономная область (1,00), где этот показатель превышал среднероссийский в 2,5 раза (РФ – 0,41).

Таблица 12

Соотношение показателей одногодичной летальности отчетного года и запущенности (IV ст.) предыдущего отчетного года при раке щитовидной железы (С 73)

Территория

Соотношение показателей

2008 г.

2012 г.

2016 г.

2019 г.

2020 г.

Приморский край

0,55

0,31

0,35

0,32

0,33

Хабаровский край

5,04

0,60

1,09

0,25

0,51

Амурская область

1,00

0,00

0,57

1,13

0,45

Камчатский край

0,00

0,51

0,00

0,00

0,60

Магаданская область

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

Сахалинская область

0,50

0,56

0,46

0,00

0,38

Забайкальский край

0,00

0,70

0,28

0,42

0,69

Чукотский автономный округ

0,00

0,00

0,00

0,00

0,00

Республика Бурятия

1,00

1,00

1,36

2,13

1,03

Республика Саха (Якутия)

0,75

1,14

0,33

0,30

0,58

Еврейская АО

0,00

0,00

1,50

0,00

1,00

ДФО

0,00

0,46

0,56

0,51

0,51

Россия

0,75

0,55

0,52

0,45

0,41

Обсуждение полученных данных

Злокачественные новообразования щитовидной железы являются одними из самых распространенных опухолевых болезней эндокринной системы, а среди таких социально-значимых проблем, как рак молочной железы и меланома, остаются вместе с ними в десятке наиболее часто диагностируемых онкозаболеваний. Заболеваемость РЩЖ занимает одну из лидирующих позиций в этой статистике [15]. Согласно стандартизованным показателям, число больных раком щитовидной железы в восточных регионах России увеличилось у мужчин на 66,7%, а у женщин на 48,1%. В «доковидном» 2019 г. количество заболевших РЩЖ в общей структуре онкологической заболеваемости на Дальнем Востоке составило 2,2% (РФ – 2,2%) с некоторым снижением в 2020 г. (1,9%; РФ – 2,1%). В период 2008–2020 гг. становилось меньшим и соотношение (Россия/ДФО) числа больных РЩЖ с 22,5 до 18,9 в 2019 г. и 20,8 в 2020 г. Ранговое распределение стандартизованных (мировой стандарт) показателей заболеваемости РЩЖ расставило регионы ДФО в следующем порядке: Республика Саха (2,26), Еврейская АО (3,87), Амурская область (4,15), Хабаровский край (4,37), Чукотский АО (4,85), Сахалинская область (5,19), Республика Бурятия (5,46), Магаданская область (5,63), Приморский край (5,82), Забайкальский край (5,95) и Камчатский край (6,81).

Получение достоверной информации об истинных характеристиках злокачественного процесса проводилось с использованием ИДУ, что позволило зарегистрировать снижение этого показателя в 2020 г. до 0,06 (РФ – 0,05). Отсутствие данных о смертности в ЕАО исключило возможность рассчитать ИДУ для этой территории.

Количество пациентов с I–II стадиями РЩЖ (84,1%) оказалось ниже среднереспубликанского значения (85,7%), что, вероятно, связано с более ограниченными возможностями ранней диагностики на этих этапах развития злокачественного процесса. Почти 16,0% больных в запущенных стадиях заболевания (III–IV) вместе с неустановленной распространенностью ЗНО говорит о недостаточной работе первичного звена здравоохранения по активному выявлению РЩЖ (35,9; РФ – 34,0%). Следует признать полное отсутствие данного вида профилактической работы в Еврейской автономной области (0,0%). Необходимо отметить, что вовлечение ткани щитовидной железы в злокачественный процесс не всегда сопровождается выраженными клиническими признаками, и в таких случаях заболевание диагностируют на поздних стадиях развития. Морфологическая верификация РЩЖ за последние годы улучшилась и составила 98,7% (РФ – 98,5%). В сравнении с 2008 г. (275 чел.) количество зарегистрированных больных с морфологическим подтверждением диагноза увеличилось на 97,1%.

Значительный прогресс в диагностике РЩЖ на ранних стадиях и адекватность используемых современных методов лечения в схемах комплексного и комбинированного подходов к оказанию медицинской помощи онкологическим пациентам позволили увеличить показатель индекса накопления контингентов с 10,5 (2008 г.) до 17,3 (2020 г.), В 2,8 раза стало большим и абсолютное число наблюдаемых.

Индекс накопления контингентов больных раком щитовидной железы является объективным отражением увеличивающейся численности пациентов, состоящих на учете 5 и более лет (66,8%). Разница со среднероссийским значением (69,4%) открывает возможности использования имеющихся резервов практического здравоохранения для динамического роста данного показателя.

Уровни смертности в 2008–2020 гг. колебались от 0,60 до 0,18 на 100 тыс. населения у лиц мужского пола с отрицательным балансом прироста/убыли, тогда как у женской половины проживающих ввосточных регионах страны этот показатель был в пределах 0,31–0,40 (2019 г. – 0,51) с постоянным увеличением абсолютного числа умерших. Летальность на первом году с момента установления диагноза рака щитовидной железы в территориальных образованиях ДФО характеризовалась постоянным снижением показателей в течение всего исследуемого периода. В 2020 г. разница между минимальными имаксимальными цифровыми значениями колебалась от 2,2% в Приморском крае до 12,5% в Еврейской автономной области.

Отношение показателей одногодичной летальности отчетного года и запущенности (IV) предыдущего отчетного года в Республике Бурятия (1,3) и Еврейской АО превысили контрольную цифру (1,0). В Чукотском АО и Магаданской области на протяжении всего периода исследования (2008–2020 гг.) подобный вид статистической отчетности вообще не контролировался, что может говорить о большей частоте ошибок в определении распространенности опухолевого процесса при первичном обращении больных за медицинской помощью. Только в Приморском крае (0,33) и Сахалинской области (0,38) эти показатели оказались ниже 0,40, что указывает на недостаточность этой части работы онкологической службы ДФО.

Заключение

В восточных регионах РФ происходит существенное снижение числа проживающих, но в то же время растет количество больных со злокачественными новообразованиями, что указывает на серьезнейшее неблагополучие в формировании здоровья жителей этих территорий.

Анализ показателей заболеваемости и смертности населения восточных регионов России (2008–2020 гг.) при РЩЖ позволяет сделать вывод о динамическом увеличении числа заболевших мужчин и женщин с соотношением 1 : 4,8. Смертность характеризуется 50-процентным снижением цифровых значений у мужского населения и 100-процентным повышением у лиц женского пола.

Результаты успешной борьбы со злокачественными новообразованиями определяются основополагающими разделами противораковых мероприятий, к которым в первую очередь относятся профилактические осмотры населения, предоставляющие возможность при массовых обследованиях формировать группы онкологического риска и выявлять РЩЖ в начальных его проявлениях.

Конфликт интересов: авторы декларируют отсутствие явных и потенциальных конфликт интересов, связанных с публикацией настоящей статьи.

Источник финансирования: Авторы заявляют о финансировании проведенного исследования из собственных средств.

Список литературы

1. Злокачественные новообразования в России в 2008 году (заболеваемость и смертность). М., 2009. 255 с.

2. Каприн А.Д., Старинский В.В., Шахзадова А.О. Злокачественные новообразования в России в 2020 году (заболеваемость и смертность). М., 2021. 251 с.

3. Чиссов В.И., Старинский В.В., Петрова Г.В. Состояние онкологической помощи населению России в 2008 году. М., 2009. 192 с.

4. Каприн А.Д., Старинский В.В., Шахзадова А.О. Состояние онкологической помощи населению России в 2020 году. М., 2021. 236 с.

5. Агаджанян Н.А., Уйба В.В., Куликова М.П., Кочеткова А.В. Актуальные проблемы адаптационной, экологической и восстановительной медицины. М., 2006. 208 с.

6. Шургая М.А., Погосян Г.Э., Пузин С.Н., Ачкасов Е.Е., Меметов С.С. Эпидемиологические аспекты заболеваемости раком щитовидной железы в Российской Федерации. Медико-социальная медицина и реабилитация. 2020; 23(2): С. 27–32. doi: 10.17816/MSER34885

7. Идиатуллин Р. М., Стяжкина С.Н. Эпидемиологическая характеристика новообразований щитовидной железы в развитом промышленном регионе. Сибирский онкологический журнал. 2020; 19(5): 15–20. doi: 10.21294/1814-4861-2020-19-5-15-20

8. Lortet-Tieulent J., Franceschi S., Dal Maso L., Vaccarella S. Thyroid cancer “epidemic” also occurs in low- and middle-income countries. Int J Cancer. 2019; 144 (9): 2082–7. doi: 10.1002/ijc.31884

9. Roman B.R., Morris L.G., Davies L. The thyroid cancer epidemic, 2017 perspective. Curr Opin Endocrinol Diabetes Obes. 2017; 24 (5): 332–6. doi: 10.1097/MED.0000000000000359

10. МКБ-10: Международная статистическая классификация болезней и проблем, связанных со здоровьем: X пересмотр: ВОЗ. Женева, 1995; I: 633.

11. Россия в цифрах. 2020: Краткий статистический сборник. М., 2021. 275 с.

12. Гордиенко В.П., Вахненко А.А., Сапегина О.В., Ролько Е.М. Основные направления совершенствования медицинской помощи онкологическим больным в современных социально-экономических условиях отдельно взятого региона. Электронный научный журнал «Социальные аспекты здоровья населения». 2014; (3) [Internet]. URL: http://vestnik.mednet.ru/content/view/568/30/lang.ru/

13. Мерабишвили В.М. Индекс достоверности учета – важнейший критерий объективной оценки деятельности онкологической службы для всех локализаций злокачественных новообразований, независимо от уровня летальности больных. Вопросы онкологии. 2019; 65(4): 510–5.

14. Мерабишвили В.М. Онкологическая статистика (традиционные методы, новые информационные технологии): руководство для врачей. СПб., 2011. Ч. 1. 224 с.

15. Kitahara C.M., Sosa J.A. Understanding the ever-changing incidence of thyroid cancer. Nat Rev Endocrinol. 2020; 16 (11): 617-8. doi: 10.1038/s41574-020-00414-9


Об авторах

В. П. Гордиенко
Амурская государственная медицинская академия
Россия

Гордиенко Виктор Петрович – доктор медицинских наук, профессор, заведующий кафедрой лучевой диагностики, лучевой терапии с курсом онкологии 

675000, Амурская область, г. Благовещенск,  ул. Горького, 95



А. В. Побережский
Амурский областной онкологический диспансер
Россия

Благовещенск



Рецензия

Для цитирования:


Гордиенко В.П., Побережский А.В. Эпидемиологическая характеристика рака щитовидной железы у жителей восточных регионов Российской Федерации. Тихоокеанский медицинский журнал. 2022;(4):63-71. https://doi.org/10.34215/1609-1175-2022-4-63-71

For citation:


Gordienko V.P., Poberezhestsky A.V. Thyroid cancer in the Far Eastern Federal District of Russia. Pacific Medical Journal. 2022;(4):63-71. (In Russ.) https://doi.org/10.34215/1609-1175-2022-4-63-71

Просмотров: 23


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 1609-1175 (Print)